Голодомор на Коростенщине. Архивные документы. (Видео)

загрузка...

Голодомор 1932-1933 г. — одна из самых ужасных страниц в новейшей истории украинского народа.

Воспоминания очевидцев и документы Госархива Житомирской области тому подтверждение.

Видеорепортаж — Коростень ТВ.

One comment

  1. Благодарю за документальный рассказ о голодоморе на Житомирщине. Позвою рассказать историю наших с мужем семей. Страшных, но со счастливым для обеих концом.
    Случайно или нет. Обе наши мамы оказались родом с одних мест – Житомирской области Украины. Моя мама из Коростеня, мужа – в двадцати километрах от города. Практически ровесницы – Маруся Скуратовская 1911 года рождения, Олена Кириенко – 1913-го. И по обеим прокатился каток голодомора 1932-1933 гг., когда жителям Украины и Кубани было запрещено выезжать за пределы своих мест – в другие города, Россию и Беларусь. Семья Маруси Скуратовской – поляки, очевидно, выступавшие против советской власти, имя Петлюры осталось в её детских воспоминаниях, – была истреблена полностью, сестра расстреляна, остальные родственники высланы или погибли, всякие связи с ними были утеряны. Олена Кириенко – дочь «кулака», державшего в деревне маслобойку, осталась в доме одна, отца сослали в Биробиджан, маму – куда-то на Азов. Перед высылкой из дома были конфискованы все запасы зерна и других продуктов, скотина и прочее. И именно тогда, в 1932 году, Марусе Скуратовской удалось бежать лесными тропами в Беларусь, где в городе Борисов она устроилась на работу в столовой. А дальше события с нашими мамами развивались по похожим сценариям. Олену Кириенко спас от голода молодой красноармеец Григорий Павук, пришедший как раз с отрядом конфискаторов. Случилась любовь, и он не побоялся жениться на Олене, дал ей свою фамилию Павук и помог освободить и вернуть домой её маму, а папа умер в Биробиджане. Маруся Скуратовская в Борисове встретилась с нашим будущим папой – красноармейцем-кавалеристом Андреем Толкач. И тоже любовь спасла жизнь нашей маме. Её к тому времени уже арестовало НКВД, два месяца она провела в заключении, папа нашел связи и её выпустили с условием, что она вернется в Украину, где должна еженедельно отмечаться в милиции, в семейном архиве сохранились справки и документы тех лет. В апреле 1932 года Андрей и Мария заключили брак, мама взяла фамилию мужа — Толкач, тем самым полностью дистанцируясь от своих польских уз. В паспорте у нее еще раньше в графе национальность значилось – украинка, документ о рождении сгорел в костеле, а советская власть тогда всех записывала украинцами. Пик голодомора пришелся на лето 1933 года, всего по некоторым оценкам, в Украине погибло в те годы более семи миллионов человек, реальное количество смертей фиксировать было запрещено. Считай, нашим мамам повезло. Они остались живы. И жили с этими ужасными воспоминаниями, никому и никогда не рассказывая свои истории.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.